Главная | О форуме | Новости проекта | Игорь Келим: «СМИ на рынке недвижимости ожидает к...
НОВОСТИ ПРОЕКТА

Игорь Келим: «СМИ на рынке недвижимости ожидает качественный подъем»

В рамках Гражданского жилищного форума 1 октября в Петербурге пройдет Съезд СМИ, освещающих рынок недвижимости и строительства.

О том, почему именно сейчас актуально проведение данного мероприятия, мы беседуем с генеральным директором Группы компаний «Бюллетень недвижимости» Игорем Келимом.

– Игорь Борисович, как родилась идея собрать представителей специализированных изданий по недвижимости? Предпринимались ли подобные попытки раньше?

– На самом деле, приглашены к участию не только специализированные средства массовой информации. Рынок недвижимости, в той или иной мере, касается любого человека, и освещают данную проблематику издания самой широкой тематической направленности, в том числе телевидение, ежедневные общественно-политические газеты и, конечно, интернет-СМИ. И очень хорошо, что состав докладчиков получился именно таким – примерно половина выступающих представляет специализированные издания, а другая половина – всеядные СМИ.

Читать откровенную ерунду, которую зачастую пишут не входящие в тему люди (в этом их беда, а не вина), иногда весело, а иногда грустно. Специализированные СМИ имеют, в соответствии со своими потребностями, гораздо меньший тираж, нежели у изданий «общечеловеческих». Но печатное слово последних имеет гораздо больший резонанс в сердцах людей. И когда издание, тираж которого раз эдак в 100 превышает тираж всех специализированных СМИ Петербурга вместе взятых, освещает, к примеру, программу расселения коммунальных квартир неадекватно, остается только посочувствовать городской администрации.

Первый результат, которого я жду от Съезда, - повышение уровня грамотности журналистов, которые по заданию редакции должны писать на эту тему, но явно не являются специалистами.

Необходимость в такой встрече ощущалась и раньше. Просто рано или поздно кто-то должен был выступить инициатором. Почему им не мог стать «Бюллетень недвижимости»?

Наверное, всему свое время. Возьмем другое наше начинание – «Жилищный проект». Сначала это был просто семинар для населения, потом – выставка-семинар, где теория и практика переплелись. Логичным продолжением станет Гражданский жилищный форум, где профессионалы соберутся и обсудят серьезные проблемы. Нам, безусловно, повезло, что мы живем в Петербурге – сюда едут с большой радостью. Эти мероприятия освещаются в прессе. Все заинтересованы в том, чтобы это освещение было грамотным, чтобы использовалась правильная терминология, не было места никакой тенденциозности.

Нужен разговор. Ведь журналист, переброшенный с описания происшествий на освещение, допустим, финансового кризиса, может подумать, что он один не знает этих терминов и что они являются общеупотребительными. Так дети повторяют за взрослыми слова, смысл которых им неизвестен. Так корреспондент, сам не понимая сущности вопроса, пытается разъяснить его «для всех».

– Что касается трудностей терминологического характера, то наиболее ярко они проявились с приходом моды на ипотеку, с массовым внедрением этого слова в лексикон обывателя.

– То же самое было, когда появились паевые инвестиционные фонды, но это еще не так бросалось в глаза. С ипотекой же случилось так, как и должно было случиться. Ведь если для американского журналиста – это совершенно привычная вещь, он сам через это прошел, то у нас об ипотеке стали писать люди, которые никогда в жизни с этим не сталкивались. Квинтэссенция – это, конечно, телевидение. Жесткий формат, сжатые сроки. У них по сути один вариант – приглашать экспертов. При этом возникает проблема выбора эксперта. Но даже если она решена, остается в кадре «говорящая голова» и исчезает картинка, а для телевидения – это смерть.

– Изучив программу съезда СМИ, освещающих рынок недвижимости и строительства, я обратил внимание на то, что темы многих докладов либо предполагают дискуссию, либо вообще сформулированы в виде вопросов. Вы готовы ответить хотя бы на часть из них?

– Давайте попробуем.

– Такая, например, тема: повышение авторитета издательской отрасли и формирование интереса к печатным СМИ. Действительно необходимо повышать авторитет?

– По всем исследованиям, сейчас наблюдается падение авторитета именно печатных СМИ. В том числе и по причине, которую мы уже обсудили – непрофессионализм авторов. Чем глубже предметы, о которых дет речь, тем больше вероятность того, что читательский интерес не будет удовлетворен. Другая причина кроется в стереотипе массового сознания – якобы что-то новое всегда лучше старого. Поэтому когда в нашу жизнь пришел интернет, ему стали верить больше, чем газетам. В Советском Союзе, между прочим, наиболее авторитетным источником информации тоже, кстати, были не «бумажные» СМИ, а телевидение.

– Но интернету доверяют, возможно, еще и потому, что он бесцензурен практически абсолютно.

– Есть русская пословица: «Устами младенца глаголет истина». Если понимать ее буквально, получается, что человек, который ничего еще в жизни не понимает, знает правду. Исходя из этой поговорки, очевидно, и появилось доверие к интернет-СМИ. А ведь уровень профессионализма журналистов в этих изданиях изначально был ниже, нежели в печатной прессе, это сейчас на интернет-журналистике можно заработать.

– Пресса – по-прежнему четвертая власть или стала инструментом в руках какой-то из трех властей?

– Опыт показывает, что, даже будучи подконтрольной, пресса, безусловно, остается четвертой властью. Потому что людям надо откуда-то черпать информацию. Уровень интернетизации в России пока далеко не таков, как в США. И, кроме того, есть люди, которые привыкли к твердому носителю информации. Вообще, любое распространяемое слово влияет очень сильно.

– В таком случае как складываются взаимоотношениях четвертой власти с представителями трех других? В чем вообще заключается специфика этих отношений для издания, освещающего рынок недвижимости?

– У специализированных изданий общение с властями гораздо более глубокое. Одно дело поговорить про общую политику в жилищной сфере, и совсем другое – по каким-то частным проблемам ЖКХ, когда очень просто испортить отношения с чиновниками. Информацию про ремонт какого-то конкретного участка дороги можно взять практически только у одного человека, который за это отвечает. Возникает сложность с проверкой достоверности этой информации. Учитывая тот факт, что «недвижимость вообще» не интересует никого, это действительно проблема.

– Вот доклад, который прямо предполагает вопрос: «Печатные СМИ на рынке недвижимости: кризис жанра или затишье перед качественным подъемом?»

– Очень хочется надеяться, что второе…

– А откуда идут разговоры о кризисе? И к кому они больше применимы – к специализированным СМИ или к изданиям общей тематики?

– Возникают новые темы, как в свое время появилась та же ипотека. Ведь и специализированные СМИ не сразу разобрались, даже и они не успевали и сейчас не всегда успевают за динамичным развитием общества и рынка. Структура и содержание информационного поля все больше усложняются. И не факультет журналистики университета виноват в том, что нынешние выпускники не готовы сразу работать в специализированных изданиях. В равной степени к этому оказался не готов и потребитель информации. Попробуйте написать о секьюритизации, например, чтобы это было понятно человеку неподготовленному, который и об ипотеке-то никакого представления не имеет.

– Идем дальше по программе съезда и находим такой вопрос: выгодно ли сайту выходить в печать и нужно ли прессе идти в интернет?

– Совершенно очевидно, что происходит процесс интеграции. За исключение тех продуктов, которые не нуждаются в печатной копии. Есть вещи, сделанные целиком для интернета – флэшовые сайты, например – они никоим образом не могут быть отражены в печати.

– Как минимизировать ущерб для/от СМИ?

– Ответ очень простой: если СМИ не будут публиковать непроверенную информацию, ущерб будет минимизирован. Не сделаю никакого открытия и для СМИ – нужно просто соблюдать законы. И здесь нет никакого различия. Огульно обвинить в ежедневной газете с многотысячным тиражом кого-то в том, что прорвало трубу, или написать в специализированном СМИ, не разобравшись, о том, что компания X украла деньги и у нее дом обрушился – по сути одно и то же.

– Отвлечемся немного от тем, заявленных докладчиками. Есть, наверное, такая проблема у специализированных СМИ: как разделить рекламодателя и ньюсмейкера, если это одно и то же лицо?

– Наш бизнес диктует жестокое, но верное правило игры: не допускать «джинсы», то есть заказных статей – и ты будешь успешен.

– А как быть с негативной информацией о крупных рекламодателях, постоянных, практически партнерах? Допустим, у них – проблема: стройка заморожена или дольщиков обманули.

– Если кто-то обманул дольщиков – он уже автоматически не является моим партнером. А вот если мы имеем жареный факт и знаем, что после того как он будет обнародован компания рухнет и появятся толпы обиженных дольщиков – мы этого делать не будем. Наше знание останется при нас. Если ситуацию можно спасти – ее надо спасать.

Поднимать на этом тираж – не мой бизнес. С другой стороны, если компания уже фактически банкрот, то она больше не рекламодатель. Это звучит цинично, но это правда. Но даже и в такой ситуации я не буду его «убивать». Принцип очень простой: не навреди. И, естественно, договор на рекламу с такой умирающей компанией заключать не буду. Откажусь от этих денег. Репутация дороже.

– Кстати, а как Вы можете объяснить тот факт, что многие из тех, кто заявлен выступать на съезде СМИ, формулировали темы своих докладов именно в виде вопросов? О чем это говорит?

– Честно говоря, не ожидал такого вопроса. Наверное, тут есть два аспекта. Первый: слава Богу, что суждения в стиле «я все знаю, слушайте меня» сегодня становятся неактуальны. И второй – мы живем в эпоху непонимания, поэтому даже подсозательно хочется задать вопрос.

– Непонимания друг друга или того, что происходит на рынке?

– В первую очередь – того, что происходит. И уже как следствие – непонимание друг друга.

– Почему профобъединения участников рынка недвижимости не прилагают никаких усилий для обучения корреспондентов хотя бы специализированных СМИ? Им не нужны грамотные журналисты, которые способствовали бы укреплению имиджа данной профессии в обществе?

– Боюсь, что им нужны не грамотные, а ручные журналисты. Но если они действительно хотят, чтобы их деятельность освещалась грамотно, они должны понимать, что объективное освещение коснется не только положительных, но отрицательных черт. А вот к этому отечественный бизнес, по-моему, не готов. А ведь журналист, всесторонне исследовавший проблему, может помочь ее решить.

– Как соблюдаются этические нормы на узком специализированном рынке? Существуют ли какие-то принципиальные договоренности между ведущими игроками?

– Между старыми игроками они, конечно, существуют. И если появляется новое действующее лицо, которое начинает действовать медвежьими методами – взрывать рынок зарплат, перекупать авторов, клонировать давно существующие проекты и прочее – оно встречает организованный отпор. Такие примеры уже были.

И, кстати, должен заметить, что авторское право в специализированных СМИ, пусть и не в полном объеме, но соблюдается. Поскольку узок круг и все друг друга знают. И если новость или материал перепечатываются без ссылки, это отслеживается очень быстро.

– Итак, болевые точки мы отметили…

– За исключением одной. Главная болевая точка - это то, что Съезд состоится в той ситуации, когда совершенно не ясно, что будет дальше. Не то что у журналистов – у руководителей крупных предприятий элементарно не хватает знаний, чтобы прогнозировать события.

– Но это означает только то, что Съезд пройдет вовремя. Ведь когда все просто и ясно, даже некомпетентный журналист, повторяя общие места, не рискует ошибиться. А в ситуации неопределенности, когда и специалисты не понимают, что происходит и воздерживаются от прогнозов, на первый план выходит даже не профессионализм, а ответственность журналистов за сказанное и написанное слово.

– Есть такое явление как таблоид или желтая пресса. И во всем мире к изданиям такого рода давно сложилось соответствующее отношение. В России, в силу известных причин, такого отношения публика еще не выработала. Пользоваться этим – грех.

Профессиональный стандарт для журналистики один – сначала разберись сам и только потом пиши. Взять рынок загородной недвижимости. Сколько было статей о том, что такой-то материал нельзя использовать в строительстве, потому что через 5 лет жильцы заболеют раком. Потом можно выяснить, откуда ноги растут, кто заплатил за подобные публикации или вообще никто не заплатил, а просто дурак написал. Но многие верят!

Шесть раз на моей памяти аспирин был очень вреден и шесть раз очень полезен. Никто так и не доказал свою точку зрения.

– И каких же итогов Съезда Вы ожидаете?

– Чем больше будет поставлено вопросов, тем лучше. Значит, придет понимание, то их нужно решать сообща. Есть вопрос подготовки кадров, и все это признают – уже хорошо. В то же время существуют и надуманные проблемы. И если все начнут бурно обсуждать, как нам не дают жить распространители, то я, как соведущий, это обсуждение прерву. Потому что имеются тысячи экономических способов, чтобы эту проблему решить – взять хотя бы опыт книгоиздателей. Не нужно выдумывать злого гения, который мешает тебе строить бизнес.

29.09.2008

К списку

Версия для печати